?

Log in

No account? Create an account

Ностальгии пост

Не далее как вчера, Ваш покорный слуга на пару со своим папой решили посмотреть великолепный фильм "13й воин". Ну тот самый, представляющий собой винегрет из романа Майкла Крайтона "Пожиратели мертвых", путевых заметок Ахмеда ибн Фадлана и "Беовульфа".


Смотрел, а в голове прокручивал воспоминания о том, как будучи восьмиклассником, соорудил из имевшегося набора "Битвы Fantasy" замок, а викинги из того же набора и два советских еще набора русской дружины играли роль осажденных, на которых нападали европейчики-рыцари из набора "Ледовое побоище", а потом герои менялись ролями. Помню, как после этого фильма еще больше заболел викингами

И мне было глубоко до фонаря, что у Бульвайфа миланеза, что Хальфдан облачен в зброю конкистадора, а у Хергера в финальном бою откуда-то возник стрелецкий бердыш. Атмосфера и дух той эпохи, эпохи, о которой я читал в сагах и приключенческих романах о викингах передана в "13м воине просто на отличненько, а сцена молитвы перед последним боем начисто перечеркивает все, имеющиеся в этом фильме дичайшие ляпы.


По моему скромному мнению "13й воин" - великолепное противоядие от таких шедевров российского кино как "Скиф" или "Викинг". Ну и накануне выхода в прокат "Вещего Олега" надо будет его пересмотреть

Скиф

Ну что же, не далее как вчера Ваш покорный слуга ходил в кино на очередную всероссийскую премьеру - художественный фильм "Скиф". Режиссером кинчика значился некий Рустам Мосафир, известный сотрудничеством со Светланой Басковой, Алексеем Учителем, а также известный фильмом "Беглецы" с Лизой Боярской и Петром Федоровым и рядом эпизодов ситкома "Универ"

Пересказывать сюжет фильма я не буду - фильмы надо смотреть - это раз, не хочу спойлерить тем, кто не смотрел - это 2, ну и с пересказом сюжета блестяще справился безмерно мной уважаемый Клим Жуков, поэтому просто охарактеризую фильм, а заодно оценки, розданные этому кино.
Начнем со стандартного ответа защитников фильма его критикам. Обычно он сводится к формулировке "Это же фэнтези". О чем говорил и сам режиссер Рустам Мосафир. Но фэнтези тоже нужно уметь снимать.  Получилось ли у Мосафира - вопрос риторический. Для ответа на него перейдем к основным аспектам картины

Матчасть в фильме заставляет рыдать кровавыми слезами реконструкторов, историков и не только их. Сюда можно отнести и подмеченные Климом шлемы, и золотой мейкап, размазанный по лицу тмутараканского князя, спионерившего бронелифчик со съемок "Зены-королевы воинов",  а шлем у гобуля, реконящего Великое Переселение народов.

         

Можно вспомнить  и прикид скифского старейшины, напоминающего гнома, с узорами на физиономии, напоминающими гуано, и капище Перуна, косплеящее храм в Бамиане, и одежда покроя "Ковер с дыркой для головы" и внешний облик героев, и оружие типа греческой махайры или карфагенской фалькаты в руках главного героя. Не, я понимаю, фэнтези, все дела, но реально в некоторых фэнтезийных фильмах доспехи выглядели гораздо историчнее.

Надо отметить, что принцип "Викинга", сводящийся к формуле  "Чем древнее, тем, ну в общем вы поняли", был взят Мосафиром на вооружение и блистательно реализован.

Наиболее ярко это видно на примере лесных жителей, поименованных "внуками Велеса". Сии персонажи напоминают каких-то хоббитов, живущих в шалашах на деревьях, опять таки перемазанных голубиным пометом, носящих на головах конические ульи, управляемых карликом, более того, говорящих на каком-то тарабарском наречии.

Что мешало Мосафиру ввести в сюжет каких нибудь лесовиков-славян, втихаря почитающих родных богов или там дикарей, косящих под каких нибудь песиголовцев, да хоть реликтовых неандертальцев а-ля вендели из "13 воина". Обязательно было обмазывать "детей Велеса" и хранителя Перунова капища? Здесь уже не оправдаешься, что это фэнтези - в "Конане-варваре" (со Шварцем, да и с Момоа), в "Игре престолов", да и во "Властелине колец" как-то обошлись без этого. Посмотрите на Одичалых в Игре престолов и сравните их с дикарями из "Скифа". Как говорится, почувствуйте разницу.
Обязательно нужны были дегенеративные дикари, обмазанные пометом, которые не занимаются никаким трудом, а все время проводят за созерцанием боев в яме, точнее за тем, как помесь Халка, Бэйна и Валуева а.к.а Берендей рвет людей на тевтонские кресты?

         
Боевка в фильме по моему скромному мнению тянута из целого ряда источников вдохновения - тут и  300 спартанцев от Снайдера, и сериал "Спартак", ну тот, где качки-полупокеры пытаются внушить всем, что они гладиаторы, сцена в кабаке в начале фильма напомнила мне "Сагу о викинге" с Миккельсеном, а бои ГГ с ВалуеХалкоБэйном и с главным скифским паханом до жути напомнили фильмы с ван-Даммом, ососбенно те места,  когда героя поначалу рвут на тряпки, но потом у него открывается второе дыхание и тогда сливайте воду.

Хотя бой в яме мне лично напомнил еще и эпизод из Игры Престолов. Только вместо Бриенны там был "скиф" с лицом и глазами больного гепатитом, а вместо Джейме - боярин Лютобор. Да, погоня за героями в исполнении почему-то спешившихся половцев была неплохо так потырена из первой части "Рэмбо"
Переходим к актерам

1. Алексей Фаддеев - исполнитель роли боярина Лютобора. В принципе сыграл неплохо, хотя в этом гриме слегка напоминал Пореченкова, а дикими криками - Епифанцева времен Зеленого Слоника, особенно когда напился лесовиковского бутирата. Но, следует отметить, он хотя бы пытался отыгрывать сурового воена, готового хоть с половецкой конницей в одиночку биться. Можно сказать, что с ролью он справился.

           

2. Юрий Цурило - князь Олег. Честно говоря, когда я увидел профиль князя, я грешным делом подумал, что Мосафир таки читает мой ЖЖ, ибо в профиль и с бородой князь весьма напоминает Пахома. Но оказалось, что это вполне неплохой актер Юрий Цурило. Клим Жуков в своей рецензии здорово расписал, кто такой был Олег Тмутараканский и его роль. Похож ли персонаж, сыгранный Цурило на одного из главных антигероев русской истории XI века. Вряд ли. Князь местами ведет себя откровенно нелогично. Зачем-то перерезал собственных дружинников, зачем-то дал половцам перемочить скифов, которые уже были принести присягу на верность, в отличие от узкоглазых "союзников".

3. Куница. Актера я к сожалению не знаю, а имя его я не запомнил. Хипстер - скиф с контактными линзами, придающими его глазам признаки гепатита. Честно, я не совсем понял, что это за персонаж. Да, он неплохо резал обитателей кабака, затем половецкую погоню, но погиб по дурацки, забыв, что нельзя оставлять за спиной недобитых врагов, что как-то не стыкуется с поведением крутого воина

4. Гражданин с порезанной физиономией, он же сын князя, он же плохой косплей Бьорна Рагнарссона из "Викингов". Самый нелогичный персонаж фильма, чьи поступки понять можно, но они нихрена не объясняются и не раскрываются. Похитил бабу за то, что она ему в свое время не дала, на почве чего он сошелся именно со скифами, с какого перепугу решил травануть папку? Неясно....

5. Злой скиф. Его играет гражданин, периодически играющий братков в питерских криминальных сериалах. Тоже вызывает недоумение рядом поступков, которые, правда раскрываются ближе к концу фильма. Оказывается главгадом и выпиливается главным героем


6. Скифский вождь. Типичный стереотипный старый дедушка - вождь племени. Больше о нем сказать нечего.


Про остальных персонажей сказать просто нечего, ибо большинство из них представляют собой массовку в худшем смысле этого слова. Резюмируя все вышеизложенное, стоит отметить, что фильм "Скиф" воплотил все  болезни современного российского кино - огромное количество сюжетных дыр, нелогичных поступков героев, раскрытие персонажей отсутствует как класс. Да, ради рейтинга 18+ кровища с экрана хлещет ради кровищи, но если вспомнить, что Мосафир учился у Басковой, то это многое объясняет, но не позволяет поставить фильму ничего выше тройки. Критиковать его за отсутствие историчности тоже не хочется, ибо бессмысленно.

Описывать Парижскую коммуну не входило в мои планы на франко-прусский цикл, но все-таки по хронологии сие событие совпадает с тем, которому я посвятил эту серию постов, тем более война и коммуна тесно взаимосвязаны и одно проистекает из другого.


По условиям перемирия, заключенного между Трошю и Мольтке, подтвержденного Бисмарком и Фавром, немцы не стали разоружать Национальную гвардию, ибо Трошю всерьез расчитывал, что гвардейцы будут выполнять полицейские функции и поддерживать хотя бы какое-то подобие порядка в Париже, а Фавр прямо заявил Бисмарку, что разоружить Национальную Гвардию можно только силой. То, что эти самые гвардейцы все больше представляли собой бочку с порохом, заложенную под этот самый порядок, Трошю не волновало. Ничему его не научил и бунт в декабре 1870 года, когда национальные гвардейцы впервые показали, что готовы участвовать в любом шухере и участвовать охотно. Таким образом, в городе скопилось достаточное количество вооруженных людей, которые располагали оружием и, самое главное, умели этим оружием пользоваться. Более того, к действующему французскому правительству эти люди не испытывали ни малейшей симпатии и требовали революционной войны против немцев. Кроме того, произошли перестановки и во французском правительстве - Гамбетта подал в отставку, его сменил Тьер,который и стал в итоге одним из главных героев в событиях, случившихся позднее.


Описывать события 18 марта 1871 года, приведшие к установлению в Париже власти революционного правительства, вошедшего в историю как "Парижская коммуна" я не буду. Точно также я не буду описывать деятельность этой самой коммуны. Я вкратце опишу процесс ее подавления скажу лишь какое отношение ко всему этому имели немцы. Как оказалось, самое прямое. Бисмарк понимал, что если помочь Тьеру и компании подавить расположившихся в Париже образованных революционеров, то французы будут более сговорчивыми на мирных переговорах. Но Железный Канцлер, равно как и Мольтке, и Роон и другие генералы, не хотел давить коммуну силами немецкой армии. Гораздо лучше для этого подходили сами французы.
Часть войск осталась верна Тьеру и правительству и располагалась в уже оставленном немцами Версале, ну а немцы усилили эти войска 60 тысячами французских военнопленных, захваченных, в основной своей массе, в Седане и Меце. Общая численность т.н. Версальской армии составила 130 тысяч человек, возглавил армию Мак-Магон, который, как уже говорилось ранее, весьма чувствительно огребал от немцев, благодаря ранению избежал участия в Седанском позорище, а теперь готовился вступить в бой с противником, всяко уступавшим в боеспособности колбасникам.


Положение коммунаров и без того было аховым - с военной организацией у товарищей революционеров было весьма тяжело. Постепенно в руки версальцев перешли ключевые парижские форты, затем  21 мая 1871 года версальцы без боя вошли в Париж и начались уличные бои, а после гибели 23 мая в бою единственного толкового военного деятеля коммуны - Ярослава Домбровского, падение Коммуны стало вопросом времени.

"Кровавая майская неделя" завершилась 28 мая 1871 года. Париж был в руках версальцев, а последний оплот коммунаров пал день спустя - 29 мая. Но к нашей истории это уже не относится.

Ну что же. Подходит к концу франко-прусский цикл. В ближайшие дни речь пойдет о мирных переговорах и долгожданном Франкфуртском мире 10 мая 1871 года

В то же самое время, когда армия Кленшана, прижатая к швейцарской границе готовилась к примерке статуса "интернированный", в Зеркальном зале Версаля произошло событие исторической важности - 18 января 1871 года была провозглашена Германская империя
Пафосная картина провозглашения Германской империи.
В наличии старый король, кронпринц, Мольтке, Роон и - в центре композиции - Бисмарк.
Нет только Фридриха-Карла

Провозглашению Империи предшествовал долгий и нудный срач о ее конституции, кроме того, многие князья требовали различных плюшек и бонусов в обмен на признание Вильгельма I императором. Представители либеральной общественности откладывали тонны кирпичей от самого факта принятия Вильгельмом I титула "кайзер", ибо считали, что монарх новой страны должен иметь более буржуазный и демократичный титул типа протектора или президента, тем более, что дядя Вилли носил уже титул "Президент Северогерманского союза".


Последними сдались баварцы - баварская армия давно поддерживала проект империи, бравые ребята в синих мундирах и мохнатых касках, идущие в бой под началом прусских генералов видели в провозглашении империи пользу, выражающуюся в более плотном взаимодействии частей на поле боя, а королю Людвигу II было глубоко плевать на  все, что не касалось его отношений с композитором Вагнером и строительства новых замков, тем более, что психическое расстройство данного гражданина аккурат прогрессировало. Более того, письмо о предложении императорского титула Вильгельму коронованный баварский содомит подписал по причине зубной боли -с нетерпежу подмахнул бумажку и велел баварским депутатам идти в Версаль. Как по этому поводу заметил один из пропрусски настроенных баварских министров: "Надо ловить момент. Другого баварского короля, который из-за зубной боли предложит императорскую корону пруссакам может и не быть"


Дата провозглашения империи была выбрана неслучайно - 18 января 1691 года бранденбургский курфюрст Фридрих III стал королем Пруссии. Таким образом подчеркивалось главенство Пруссии в Германской империи, а 21 марта 1871 года состоялось первое заседание имперского рейхстага. Полный титул кайзера Вильгельма I отныне звучал так - "Его императорско-королевское величество Император Германии и Король Пруссии". В империю вошло 26 государств, а население достигло 60 миллионов челоек.  Бисмарк мог потирать руки - его политика принесла ожидаемый результат, причем ковалось немецкое единство еще и на полях сражений. Пруссия добилась того, к чему шла без малого 200 лет, правда ни Бисмарк, ни старый кайзер, да в принципе никто не догадывался, что плодами своей исторической победы Гогенцоллерны будут пользоваться меньше века.

Французам оставалось только скрипеть зубами, а Оноре Домье - рисовать гаденькие карикатуры вроде вот этой


Германская империя глазами французского карикатуриста Домье.
Пруссия в роли волка-пастуха пасет княжества в роли овец

Но вскоре во Франции вновь полыхнуло...

В то самое время, когда немцы увлеченно долбали Париж из пушек, на севере и юге Франции тоже гремели сражения. Еще 23 декабря 1870 года Мольтке отправил на север Франции отдельный корпус генерала фон Гебена, человека и парохода крейсера (впрочем, если покопаться, почти каждый герой этих заметок подходит под это определение), личности интересной, заслуживающей отдельного обстоятельного поста, ибо недурно так повоевал сей генерал в Испании в карлистских войнах.

Корпус Гебена  имел конкретную задачу - захватить побережье Ла-Манша и французскую Фландрию. Прибыв на место, Гебен 27 декабря осадил крепость Перонна. Ему навстречу уверенно двинулась Северная армия французов под командованием генерала Федерба. Первое столкновение произошло у Аллюэна, но не принесло успеха ни той, ни другой стороне. 28 декабря Федерб контратаковал и отбил у немцев городишко Пон-Нуабель.
Новое столкновение уже в 1871 году - двухдневное сражение при Бапоме закончилось вничью, хотя французы заявили о своей победе, стратегический успех вновь оказался на стороне немцев, ибо от деблокады Перонны французам пришлось отказаться, а 10 января крепость капитулировала. Тем не менее, французы до сих пор считают Бапом своей победой и в чесь этой битвы даже назвали авизо.

Говоря о флоте, стоит вспомнить, что 9 ноября 1870 года состоялось и единственное морское сражение той войны - немецкая канонерка "Метеор" таранила и обратила в бегство у берегов Кубы французское авизо "Буве".

Тем временем фон Гебен продолжал наступление и чувствительно поколотил Федерба в бою при Сен-Кантене. Французы потеряли 3000 человек убитыми и ранеными, 9000 человек и 6 пушек попали в руки немцев. Сами немцы потеряли 2304 нижних чина и 96 офицеров.

Тем не менее, Федерб сумел в полном порядке отступить и даже приостановил развитие немецкого наступления, а затем начал готовить контрудар. Перспектива контрудара обеспокоила немцев, чья армия постепенно распыляла силы, но Гебен, тем не менее, продолжил наступление и взял Руан.


Тем временем на юге Франции, узнав о критическом положении Парижа, пришла в движение Луарская армия. Новый командарм-Луара генерал Шанзи дал приказ "На Париж". Его 150-тысячная армия встретилась у города Ле-Ман с 50-тысячной немецкой армией Фридриха-Карла. На бумаге троекратно превосходящие противника французы должны были раскатать немцев в блин, реальность вышла более прозаичной - Красный Принц вновь доказал правоту высказывания, что воюют не числом, а умением. 10 тысяч французов осталось на поле боя, 20 тысяч попало в плен, 17 пушек, весь обоз и боеприпасы Луарской армии тоже попали в руки немцев. Немцы потеряли 3200 солдат и 200 офицеров. Шанзи яростно строчил телеграммы Гамбетте, где говорил, что армия Луары - говно, солдаты не умеют воевать и он не привык работать в таких условиях. В итоге армия прекратила движение на северо-восток и встала лагерем в долине Луары.

Развивая наступление, немцы 19 января взяли Тур - временную столицу Третьей республики, продолжили преследование французов до Алансона и едва не сбросили их в море. К середине января линия фронта стабилизировалась от Гавра до Тура и до самой швейцарской границы.
Бои гремели и на  востоке Франции, где до последнего держалась Бельфорская крепость, чья оборона стала по настоящему светлым пятном на фоне общего уныния французов в той войне. Шли сражения и в Вогезах, где армия под командованием генерала Бурбаки шла к Бельфору, а армия под командованием Джузеппе Гарибальди периодически донимала партизанскими наскоками 60-тысячную армию генерала Вердера, причем гарибальдийцам даже удалось захватить знамя 61-го Померанского полка и заставить немцев оставить Дижон. Вердеру пришлось принять во внимание неравенство сил - он снял осаду с Бельфора, отступил и занял оборону на высотах к северу от Бельфора на расстояние выстрела из пушки от крепости.

15 января Бурбаки и Гарибальди атаковали Вердера на реке Лизан, но конец оказался немного предсказуем. Несмотря на тройное превосходство в силах, французы были наголову разбиты, потеряв 5000 человек. Потери немцев составили 1200 человек.



Бурбаки пытался покончить собой, но неудачно, был отстранен от командования и заменен генералом Кленшаном. Впоследствии Бурбаки решил попытать счастья в политике, но политиком оказался таким же, каким был генералом и самоубийцей.


В это же самое время к Бельфору подошел корпус Мантейфеля. Оказавшись между двух немецких группировок, в совокупности численно равных его армии, Кленшан был отрезан от Франции и зажат у крепости Безансон, а затем перешел вместе с армией франко-швейцарскую границу, где и был интернирован вместе со своей армией.


Судьба его была печальна - после описанных выше событий он слег, а 1 февраля скончался.

Эти поражения окончательно поставили Францию в положение загнанной в эмалированное ведро крысы. 15 февраля пал Бельфор, причем немцы, впечатленные мужеством французов,  разрешили побежденным оставить город со всеми воинскими почестями. В общей сложности Бельфорская крепость держалась с ноября 1870 года по февраль 1871 года. За 105 дней осады французы потеряли убитыми и ранеными 4800 человек, включая гражданских, погибших при артобстрелах. Оборона Бельфора была яркой страницей в истории французской армии и разительно выделялась на фоне общего уныния, которое представляла собой французская армия в ходе этой войны.

По сути активные боевые действия завершились в феврале 1871 года. Собранные с бору по сосенке французские армии уже не могли противостоять немецким соединениям, а это означало только одно - подписание мира и окончание войны было не за горами. Об этом и пойдет речь в двух следующих постах, которые и завершат франко-прусский цикл

Как уже говорилось и писалось ранее, в ноябре 1870 года в Париже начался голод, причем такой, что парижанам для пропитания пришлось уже начать охотится на крыс, за мясо которых давали полтора франка. Несмотря на то, что Трошю периодически предпринимал вылазки на немцев, в каждой из которых клятвенно обещал помереть, все же голодные французские солдаты не могли причинить немцам серьезного урона. Голодающие армия и население постепенно теряли боевой дух, а скопившиеся в городе части Национальной Гвардии все больше напоминали спичку в бочке с керосином, ибо низкий боевой дух, голод, недовольство действиями того же Трошю и оружие в руках в сочетании с навыками обращения с ним, превращали национальных гвардейцев в довольно грозную силу в случае бунта. В декабре 1870 года в частях Национальной Гвардии начались волнения, которые переросли в открытый бунт 31 декабря. Естественно, подобные эксцессы только подрывали и без того не самый боеспособный в военном отношении гарнизон Парижа.


Тем временем Трошю пытался скоординировать свои действия с Луарской армией и 30 ноября и 21 декабря предпринял две вылазки, которые вновь закончились неудачей. 29 ноября отряд генерала Дюкро, того самого, участника Седанской катастрофы, атаковал вюртембергскую дивизию под Вилье, но в итоге все равно был вынужден отступить, потеряв 424 офицера и 9053 солдата.


27 декабря Мольтке получил приказ от Бисмарка начать обстрел Парижа из тяжелых орудий. Правда бомбардировка столицы Франции возымела обратный эффект - разрушений в городе было по минимуму, зато ненависть французов к немцам возросла, что привело к очередному всплеску "малой войны", о которой будет отдельный разговор.

Методично занимая одно укрепление за другим, колбасники постепенно затягивали петлю на горле столицы Франции - полевая артиллерия должна была рано или поздно выйти на позиции для обстрела города прямой наводкой. За три дня до бунта 19 января 1871 года отряды Трошю пошли на очередную вылазку. Им удалось закрепиться в Бюзенвильском парке и занять Сен-Клу, но в других частях города, в частности у форта Мон-Валерьен, атаки французов напоролись на плотную оборону немцев и конец был немного предсказуем. До кучи вновь отличились национальные гвардейцы, увлеченно палившие не в немцев, а в своих же солдат. Утром 20 января 1871 года французы оставили Сен-Клу, а  22 января 1871 года в Париже произошел еще одн бунт национальных гвардейцев и примкнувшей к ним парижской бедноты. Мятеж удалось с горем пополам подавить, но это только играло на руку немцам.
В общей сложности потери колбасников составили 40 офицеров и 570 солдат, французы потеряли 189 офицеров и 3881 солдата. Это поражение все же заставило Трошю забыть о своих обещаниях помереть в каждой вылазке  и 26 января 1871 года попросил немцев заключить перемирие. За все время осады парижский гарнизон потерял 10 тысяч убитыми и ранеными, немцы - 16 тысяч.


28 января 1871 года в Версале было подписано соглашение о капитуляции Парижа. Солдаты и ополченцы, входившие в состав гарнизона объявлялись военнопленными, немцы заняли большую часть фортов с артиллерией и боеприпасами. Оккупация Парижа не предусматривалась, но до ратификации перемирия в столицу Фрнции вошли немецкие войска. 26 февраля в Версале был подписан прелиминарный мирный договор, а 1 марта немцы триумфально вошли в Париж и в третий (но далеко не последний) раз в истории прошли маршем по Елисейским полям. Через два дня после ратификации немцы ушли из города

Тем временем на севере и юге Франции происходило следующее.....

Двойной культпоход

Дабы отвлечься от дел франко-немецких, которые основательно прописались в моем режиме работы за компом, причем последний раз такое было аж на пятом курсе универа, сиречь лохматых 9 лет назад, когда обложившись слева распечатками мемуаров Мольтке, справа томом Тургенева с "Письмами о франко-прусской войне", а по центру - "Заметками о войне" Энгельса, Ваш покорный слуга писал диплом. Поэтому в порядке абстрагирования от 1870-1871 годов, небольшое псто о том, как автор этих строк ходил на концерт одного очень хорошего человека.

Уже шестой раз наш богоспасаемый и духоскрепный город Белгород посещает roke_alva, сиречь Канцлер Ги, сиречь Майя Котовская - годный исполнитель годной музыки в стилях фолк, арт-фолк, нео-фолк, блюз, бард-рок, фьюжн, и т.д. По крайней мере так гласит Педивикия, лично я отношу сего исполнителя к жанру "хорошая музыка, которая мне нравится". На концертах Канцлера я был дважды - в 2014 и в 2015 годах, в 2016 году попасть не удалось, поэтому в 2017м надо было реабилитироваться. Вот поэтому, в компании своего хорошего друга Лехи, Ваш покорный слуга 20 числа отправился в гриль-бар "Джем", а 21 числа в гордом одиночестве посетил некий бар "Манкамбра".


Пересказывать ход концертов я не буду, на подобные мероприятия надо ходить. Как всегда, концерт был великолепен, во второй день он был еще более великолепен, паузы между песнями перемежались общением с залом, шутками, отсылками к тем или иным источникам вдохновения и вообще атмосфера была просто супер. Впрочем на концертах Канцлера это стабильно.


А завершился концерт предсказуемо- автографами и фотками на память.


Причем как в первый, так и во второй день

Вот так прошли эти 20-21 декабря 2017 года. А завтра продолжим про французиков и их избиение немцами. А может даже и сегодня

В то самое время, когда 3я и 4я немецкие армии (именно немецкие, тем более, что 4й армией командовал саксонский кронпринц) душили Париж блокадой, другие немецкие соединения занимались тем, что зачищали французские крепости, налаживая связь и коммуникации между войсками, растянувшимися от Меца до Парижа. И вот в ходе этих боев немцы сами же спровоцировали новый кризис. Организатором его выступил вот этот дяденька в эполетах, с усами и эспаньолкой.

Звали данного гражданина Людвиг фон дер Танн и командовал он баварским корпусом, более того за четыре года до описываемых событий, воевал против пруссаков в Семинедельной войне, ну той самой, которую выиграл прусский школьный учитель. Так вот, вышеозначенный фон дер Танн поколотив французов в серии сражений, сдуру занял город Орлеан. Этот успех вышел немцам боком, ибо растянул немецкие позиции. Естественно, французы не отказались от возможности бросить в эти растянутые позиции гирю. В итоге фон дер Танну пришлось оставить Орлеан, на который двинулись те самые 200 килоштыков Луарской армии. Затем герр генерал получил по голове при Кульмье, где французы одержали первую победу во франко-прусской войне, но справедливости ради скажем, что 20 тысячам баварцев с устаревшими винтовками Дрейзе и дульнозарядными винтовками в этом бою противостояли 70 тысяч французов. Тем не менее, баварцы сражались достойно, более того, потери французов были в три раза выше - 1,5 тысячи против пятисот человек. Надежды французов возродились - Луарская армия нависала над осаждающими Париж немцами, а Мольтке даже подумывал высвободить часть сил для полевого сражения. Но тут пал Мец.... В итоге Мольтке сумел создать в своем тылу необходимую группировку прикрытия. Французы же сами не смогли развить успех - помирая на маршах, Луарская армия остановилась.

Баварцы
Параллельно 27 ноября прусский отряд генерала Мантейфеля атаковал запершийся в Амьене корпус генерала Фора. После капитуляции Меца положение Амьена был аховым, но французы держали город. Но затем Фор получил увесистых лещей при Виллер-Бретонне, отступил на юго-запад и сдал Амьен, потеряв 1383 человека убитыми и ранеными, еще 1000 погибла при переправе. Немцы потеряли 76 офицеров и 1216 солдат, развивая наступление взяли в осаду крепость Перонна.

Надо сказать, что на завершающем этапе войны неоднократно случались победы немцев над многократно превосходящим их численно противником. Для начала дивизия под командованием герцога Мекленбургского вступила в бой с корпусом генерала Круза при Бон-Ле-Ролан. 9000 немцев увлеченно рубились с 60тысячным французским корпусом. Несмотря на почти семикратный численный перевес, французы уверенно лососнули тунца не смогли разбить немцев, потеряв 8 тысяч солдат и офицеров и отступив к Буржу. Немцы потеряли 37 офицеров и 817 солдат.


Затем все тот же герцог Мекленбургский, располагая уже 34мя тысячами человек, вступил в бой с 90-тысячной Луарской армией при Луаньи-Пупре. Конец оказался немного предсказуем - потеряв 18 килочеловек, французы отступили. Однако беды Луарской армии только начинались.

3 декабря началось сражение при Орлеане. 170 тысяч французов генерала Паладена сошлись со 100тысячной армией Фридриха-Карла, имевшей конкретную цель - отбить Орлеан. Для начала принц отвесил лягушатникам увесистых тумаков  и вышел на южные подступы к Орлеану, затем, 4 декабря немцы оказались на северных, восточных и западных окраинах города. Генерал Паладен, поняв, что дело идет к очередным анальным ласкам, оставил Орлеан, переправился на южный берег Луары, а 5 декабря немцы заняли Орлеан. Таким образом, очередная попытка французов деблокировать Париж провалилась с треском.  Однако их это не остановило - французы разделили свои силы. Генерал Бурбаки с частью войск пошел на Бельфор, а генерал Шанзи продолжил предметное знакомство с армиями Фридриха-Карла и Мантейфеля. Предметное знакомство состоялось уже в январе следующего, 1871 года у местечка Ле-Ман. Но об этом в следующем посте

В то время, как Фридрих-Карл брал Мец, 3я и 4я немецкие армии продолжали сжимать кольцо вокруг Парижа. Еще 30 сентября французы под командованием генерала Винуа совершили вылазку, нанеся удар на Шевильи, но 6й прусский корпус некоего генерала фон Тюмплинга отразил эту атаку лягушатников, которые потеряли 2046 солдат и 74 офицера. Потери немцев составили 413 солдат и 28 офицеров соответственно. Тем не менее, пруссаки и союзники под Парижем чувствовали себя не ахти - помимо атак французов, немцев начали одолевать болезни.  К тому же в прусском руководстве шел вялотекущий срач между Мольтке и Бисмарком. Вопрос стоял ребром - бомбить Париж или нет. Мольтке был резко против, Бисмарк настаивал на бомбардировке. Железного Канцлера поддерживала немецкая общественность и особенно пресса, публиковавшая следующие стишки про Великого Молчальника

"Добрый Мольтке,
Ходишь вдруг

Почему-то ты вокруг!

Хватит дурака валять,
Начинай уже стрелять"

Справедливости ради, генерал Трошю тоже весьма активно возмущался действиями немцев, но по другому поводу.  Он говорил, мол колбасники прячут пехоту за реками, а его солдат встречают артиллерией. Естественно, атаки в лоб на неподавленные прусские батареи были предсказуемы.

21 октября 1870 года Трошю предпринял еще одну вылазку. Начиналось все хорошо - французам даже удалось занять деревню Ле-Бурже (сейчас там парижский аэропорт), но 30 октября подошел гвардейский корпус и выбил французов из деревни.

Что характерно, немцам пришлось работать не только ружьями, штыками и саблями, но и кирками и топорами, разбирая баррикады под огнем врага. Потери гвардейцев составили 34 офицера, 344 солдата. Французы потеряли 1200 человек пленными.

Парижанам приходилось тяжело, особенно в моральном плане. Трошю обещал им победу, снятие осады, вылазки, контратаки, обещал лично помереть в каждой вылазке, но каждый раз вылазки заканчивались тем, что французы выхватывали горячих немецких тумаков и отступали назад в город. Тем не менее, 2 ноября 1870 года на плебисците большинством голосов парижане решили защищать город. Мольтке же продолжал сжимать кольцо блокады вокруг Парижа. Как результат, в ноябре в Париже начался голод, причем такой, что за крысу давали полтора франка, а зимой 1870-1871 годов, французы переключатся на Парижский зоопарк и схарчат без маянезика двух слонов - Кастора и Поллукса. Тем временем, еще в декабре 1870 года Бисмарк все-таки дожал военных и тяжелые пушки Круппа открыли огонь по Парижу.

А в остальной Франции творилось такое......

Итак, остановились мы на том, что над немецкими войсками нависла угроза вполне себе кризиса - они были вынуждены осаждать две мощные фортеции - Париж и Мец, защищать коммуникации от франтиреров и, в качестве бонуса, вести полевые сражения со свежесформированной Луарской армией, насчитывавшей 200 тысяч штыков. Перцу в огонь подбавил и Папа Римский, в лучших традициях Средневековья и Раннего Нового времени посылавший проклятия в адрес "безбожного короля Пруссии". До кучи, южнее, у Доля формировалась Вогезская армия, которой командовал некто Джузеппе Гарибальди. Таким образом, воссозданная французская армия с учетом Нацгвардии насчитывало 1 миллион человек.

Однако, кризис иссяк, не успев начаться - 27 октября 1870 года капитулировал Мец. Девятью днями ранее маршал Базен попытался прорваться в направление на Бельвю, но 30 000 французов пошедших на прорыв получили по зубам и отступили, потеряв 64 офицера и 1193 солдата. Немцы потеряли 75 офицеров и 1703 нижних чина.

В общей сложности Мец держался 72 дня.  И за эти 72 дня армия Базена потеряла больше людей от голода и отвратительного командования, чем от атак немцев. В руки Фридриха-Карла попали 56 знамен, 622 полевых и 872 крепостных орудия, 72 митральезы и около 260 тысяч винтовок из городских арсеналов. Кроме того в плен попали три маршала - Базен, Канробер и отрицавший существование прусской армии Лебеф, 6 тысяч офицеров и 173 тысячи солдат, не считая 20 тысяч больных и раненых.  Мольтке мог потирать руки - он вновь мог использовать 1ю и 2ю прусские армии в полевых сражениях. Французы же могли располагать только лишь формирующейся армией на юго-западе. Превосходство немцев в численности становилось подавляющим.

Главным виновником падения крепости во Франции единодушно признали бедолагу Базена. Что характерно, бывшему маршалу вменили в вину не убогое командование вверенной ему армией, а его монархические убеждения и бонапартизм, которые, по мнению республиканцев и спровоцировали его на сдачу крепости. В 1873 году Базен предстал перед судом, который приговорил горе-маршала к смертной казни, которую по ходатайству Мак-Магона заменили 20-ю годами тюрьмы, однако Базен не отсидел и года, в 1874 году сбежал из крепости, поселился в Испании. где и умер нахрен никому не нужный, даже собственной жене-мексиканке

Падение Меца было встречено в Европе взрывом ликования. Англичане устроили торжественный прием прусскому посланнику, Александр II наградил Фридриха - Карла вторым орденом святого Георгия. Первый орден "Красный Принц" получил еще в 1848 году


Фридрих-Карл глазами датских киношников

Единственной великой державой, где падение Меца вызвало острый "анус запеканус", стала Австрия. Франц-Иосиф рвал и метал, называя успехи Вильгельма I "совершенно незаслуженным счастьем короля Пруссии с его высокомерием, жадностью и мнимым величием". Однако  на большее "старика Прогулкина" не хватало. Победы немцев при Гравелоте, Седане и Меце окончательно отговорили австрийского императора даже думать о реванше за 1866 год.

Падение Меца заставило французов вновь задуматься о мирных переговорах. На переговоры поехал Адольф Тьер, тот самый "карлик-чудовище", который вскоре подавит Парижскую коммуну. На переговорах было зафиксировано немало забавных моментов. Кроме уже упоминавшегося случая с уланами, Тьер заявил, что Франция решится на мирные переговоры только при желании нейтральных держав, на что Бисмарк заявил, что Пруссия сама завязала сношения с нейтральными державами и посредничество Франции немцам в этом деле нафиг не нужно. Переговоры закончились ничем, кампания продолжалась. А о том, как она проходила - в следующих постах

Profile

Собственно Доктор
doctorbykov
doctorbykov

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Emile Ong